8 (800) 500-15-73
1-й волконский пер., 15
Бесплатная юридическая консультация
Москва
-4.3°C
65.99
74.90
Поделитесь проблемой
Ревнивый бывший любовник избил и ограбил своего соперникаБраконьер за незаконный улов рыбы был осужденДебошир после ареста оказал сопротивление сотрудникам полицииДрузья дочери обворовали матьГрабители обворовали «Почту России»Пьяные детдомовцы избили полицейскихНачалось слушание по делу каннибаловМошенник обворовал студентку обманным путемУченица похитила у учителя физики банковские карты«Ромео» хотел выкинуть с балкона свою «Джульетту»Девочка-подросток пожаловалась на домогательство гастрабайтераПредприниматель за обман дольщиков пойдет под судМужчина с пистолетом напал на сотрудников скорой помощиДва грабителя обокрали двух братьевСломала бедро при выходе из вагона метроСосед порезал ножом другого в результате ссорыУбил жену, а после чего покончил жизнь самоубийствомФутболист зарезал таксистаМолодой альфонс убил и сжег свою пожилую любовницу, при попытке ограбленияУбила ударом кувалды по голове

Проблема есть, решения нет: пытки заключенных

На пресс-конференции «Что стоит за голодовкой во «Владимирском централе», организованной интернет-порталом Гулагу.нет и АНО «Центр помощи иностранным гражданам», журналисты выслушали многочисленные жалобы заключенных на пытки в местах лишения свободы, а также возмущения по этому поводу со стороны правозащитников.

От правозащитников на конференции были председатель МОПБО «Комитет за гражданские права», член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Андрей Бабушкин, Светлана Шестова из объединения «Свободу невинно осужденным», президент АНО «Центр помощи иностранным гражданам» Роман Кайфаджян, руководитель СПБ отделения МОБПО «Комитет за гражданские права». Все они сошлись во мнении, что голодовка, выведенная в название конференции, – это «акт протеста против пыток, избиений и иных систематических нарушений прав заключенных».

В анонсе конференции было заявлено о том, что в ходе нее организаторы намерены разработать и предложить инструмент, который мог бы исправить данную ситуацию, решить устоявшиеся проблемы уголовно-исполнительной системы в ряде грубых нарушений прав человека. Но этого сделано не было. Участники конференции почему-то не были настроены даже отвечать на вопросы журналистов.

Тем не менее, один-единственный вопрос мы смогли задать: «Есть готовое решение – тотальная видеофиксация и онлайн-трансляция из каждого помещения всех исправительных учреждений. Делается ли что-то в этом направлении?». Господином Лобаревым на этот вопрос был дан, в вкратце, следующий ответ: средств нет – нужны миллионы и миллионы денег, видеофиксация не поможет – она отключается, все зависит от начальника, нужен беспрепятственный доступ правозащитников к заключенным.

Тем не менее, видеофиксация не является такой глобальной и дорогостоящей проблемой, как было заявлено на конференции. Техническая сторона вопроса не несет никаких технических и организационных сложностей и давно отработана при реализации ряда других аналогичных проектов МВД и ГИБДД.

Видеокамеры в местах лишения свободы уже установлены, но доступ к управлению ими имеют сами работники колоний. Так на видео из ИК-1 Ярославской области, благодаря которому за пытки привлекаются несколько сотрудников ФСИН, один из работников колонии подошел к другому и велел ему после экзекуции включить видеокамеры обратно. То есть выключение видеокамер, установленных на деньги налогоплательщиков для обеспечения порядка в местах лишения свободы, никак не контролируется, а отключения списываются на технические неисправности или не придаются огласке.

«Центр правовой поддержки» предлагает простую и эффективную схему работы видеокамер и контроля над их отключениями, аналог уже существующих в России «ситуационных центров».

Сотрудники исправительных учреждений не должны иметь доступ к управлению камерами видеофиксации, а изображение с них должно транслироваться представителям уполномоченных органов. Это, например, Верховный суд, ФСБ, СК, Прокуратура, УФСИН как местных управлений по регионам, так и главных управлений по России. Кроме того, доступ к трансляции должны иметь представители уполномоченного по правам человека в РФ. Таким образом, круглосуточное онлайн-наблюдение и запись действий всех находящихся людей в стенах исправительных учреждений приведет к установлению порядка и объективному разбирательству по каждой ситуации.

При любом отключении видеокамеры должен направляться тревожный сигнал оповещения во все учреждения. Это может стать поводом для полномасштабной проверки деятельности сотрудников той колонии, где произошло отключение, если кто-то из заключенных заявит, что в это время его пытали или избивали в той комнате, где произошло отключение видеокамеры. Поводом для проверки могут стать и слишком частые сбои в передаче изображений с видеокамер той или иной колонии.

Кроме того, данная модель может пресечь клевету со стороны заключенных, которые тоже далеко не всегда говорят правду. В половине случаев их заявления об избиениях и пытках ни на чем не основаны.

Пока же тем, что видеокамеры в местах отбывания наказания никем не контролируются, пользуются сотрудники исправительных учреждений и заключенные, а найти правого и виноватого практически невозможно, и, как показывает практика, многочисленные жалобы и заявления в контролирующие органы на действия сотрудников исправительных учреждений ни к чему не приводят, что и обсуждалось на конференции и с чем все согласились.

Подробнее – в нашем видеосюжете.

Снять сюжет бесплатно

Сообщества цпп новости

Обратная связь