Помогает ли «ксива» на дороге?

Помогает ли «ксива» на дороге?

Знакомые меня спрашивают: если останавливают за нарушение, то можно ли «отмазаться», предъявив служебное…
читать полностью...
681
03 Сентября 2018 г.
Помогает ли «ксива» на дороге?

Знакомые меня спрашивают: если останавливают за нарушение, то можно ли «отмазаться», предъявив служебное удостоверение МВД, ФСБ или СК?

Мы законопослушные. Мы ничего не нарушаем. Но как оно есть на самом деле, рассказать хотим.

Разумеется, те времена, когда пьяный сотрудник мог вывалиться из машины, махнуть удостоверением оперуполномоченного, промычать «командир, свои» и поехать дальше, давно канули в лету. Если сотрудник полиции сел пьяным за руль, то кроме личного знакомства с теми, кто его остановил (увы, рудименты архаичного общества), ему вряд ли что поможет. Полицейский будет с позором уволен и, скорее всего, если его оформят не как «гражданского», а как сотрудника, пострадает и его непосредственное начальство. Конечно, теоретически могут быть исключения, и какой-нибудь пьяный генерал может разъезжать по своей «территории», но в наше время пьяные генералы сами за рулем не ездят.

Про ДТП – то же самое: почти наверняка никакой роли «волшебная корочка» не сыграет. Что касается различных мелких правонарушений (развернулся не там, где надо, проехал по обочине и т.п), то тут инспектор ГИБДД при виде удостоверения что-то там недовольно пробурчит, прочитает нравоучение, но оформлять протокол не станет.

Кстати, как ни странно, но пенсионное удостоверение «катит» еще лучше. По крайне мере, выданное МВД. Дело в том, что по действующим сотрудникам есть «план», и порой вместе с экипажами на дороге стоят представители Управления собственной безопасности. А пенсионеры под «план» не попадают. Тут надо понимать, что каждый гаишник, если жизнь у него сложится удачно, рано или поздно станет пенсионером. Поэтому все стараются как-то сохранять сложившейся еще с советских времен статус-кво.

Еще раз уточняю – мы никого не одобряем, мы просто рассказываем. И заодно предупреждаем доверчивых граждан, что если кто-то предлагает вам «сделать» удостоверение, которое якобы решает проблемы на дороге (впрочем, в наше время таких дураков-покупателей, наверное, и нет), – это прямой путь на скамью подсудимых. Как минимум. Потому что у инспекторов ДПС глаз на все эти «ксивы» наметан.

В общем, соблюдайте закон и ПДД, и будет вам счастье!

«Майор и генерал»

закрыть...
А как ведете себя при обыске вы?

А как ведете себя при обыске вы?

В связи с тем, что сегодня участились уголовные дела за лайки и репосты (а странички в соцсетях есть…
читать полностью...
468
20 Августа 2018 г.
А как ведете себя при обыске вы?

В связи с тем, что сегодня участились уголовные дела за лайки и репосты (а странички в соцсетях есть у большинства из нас), не лишним будет знать, как правильно вести себя при обыске. Это может помочь адвокату, которого вы наймете в дальнейшем, выстроить более эффективную линию защиты. Теперь по порядку:

1. Попросите не начинать обыск до приезда вашего адвоката. Даже если у вас нет никакого адвоката, нанять его можно за пять минут. Например, связавшись с «Центром правовой поддержки», попросить срочно прислать специалиста на ваш адрес.

2. Возьмите блокнот и ручку и запишите Ф.И.О. и должности всех сотрудников полиции, которые к вам пришли.

3. Следите за тем, чтобы сотрудники правоохранительных органов находились с вами в одной комнате. Кроме того, все люди, которые находились в квартире до момента обыска, должны оставаться там до его завершения.

4. Если оперативники хотят изъять ваш компьютер, а вы против, то предложите им переписать всю необходимую информацию с него на чистый диск.

5. Всё, что изымают полицейские, должно быть описано максимально подробно. Например, если это были коробки, то описанию подлежит и всё, что находится внутри, чтобы потом вам это вернули в целости и сохранности.

6. Запишите на листочек всё, что вам не нравится (не представились, не разъяснили права, менялись понятые и т.д.) и внесите это в протокол, который вам дадут на подпись.

7. Если у оперативника что-то выпало из кармана или из рук, не поднимайте это: на посторонних предметах не должно быть ваших отпечатков.

8. Если вы остались в квартире после обыска, уничтожьте всё, что не ваше.

Центр правовой поддержки

закрыть...
Пара статей об экстремизме: лайки и репосты

Вы задумывались над тем, что в российском законодательстве есть два (!) разных наказания за экстремизм? Про ст. 282 УК РФ все знают, но есть вообще-то еще и ст. 20.29 КОАП РФ «Производство и распространение экстремистских материалов». Наказание по ней – штраф 1000–3000 руб. или 15 суток. И в чем же отличие? Законодательная шизофрения?

Просто административное наказание вы можете получить только в том удачном случае, если ваши лайки и репосты были с контентом, который уже записан в федеральный перечень экстремистских материалов.

Парадоксальная ситуация – если вы запостили мем из «экстремистского» списка Минюста, отделаетесь штрафом. Но если ваш мем признает экстремистским судебная экспертиза – вам светит до 5 лет лишения свободы.

А теперь внимание – вопрос, господа юристы и адвокаты. Почему бы не расширить 20.29 КОАП, которая звучит так: «Массовое распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, а равно их производство либо хранение в целях массового распространения», и не дописать туда «а также признанных экстремистскими по решению суда»?

Либо перенести в 20.29 КОАП кусок 282 статьи УК: «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет». Ну и убрать этот кусок, соответственно, из ст. 282, оставив там только непосредственные действия?

Канал «Just the Judge»

закрыть...
Мнимый гуманизм в зале суда – о клетках и кандалах

Некоторые реформы ради вящего гуманизма не очень-то приходятся по сердцу. Тут, как говорится, не до жиру, быть бы живу.

Клишас с Матвиенко предлагают убрать клетки и «аквариумы» из залов суда. «Необходимо, чтобы было так, как в европейских судах – чтобы подсудимый сидел за столом, рядом со своим адвокатом», – говорит Валентина Ивановна Матвиенко. Конечно, не ей же в зале суда париться!

А я бы не спешил, честно говоря. Более того, я бы предложил всех подсудимых, которые проходят по насильственным преступлениям, держать во время заседания в клетках, вне зависимости от того, находятся они под стражей или под подпиской.

В городе на Неве до сих пор памятна история милиционера-убийцы Николева, который где-то году в 2007, будучи под подпиской, пришел на приговор, кажется, в Московский районный суд, с двумя ножами. Зарезать он хотел, скорее всего, потерпевшую – мать студента, которого застрелил. Но та на приговор как раз не явилась. Судья пряталась под столом, пока приставы убийцу не скрутили.

Кстати, после этого случая приставы стали внимательнее досматривать входящих в здание суда, проверять металлоискателями и останавливать, если «пиликает».

Но я вот сейчас кручу в руках пластиковый нож с заостренным концом из соседней столовки. Пронести можно хоть в кармане. Таким ткнуть в горло или в живот – и «аля-улю»! Считай, зоновская заточка.

Насчет европейских порядков. За границей, Валентина Ивановна, насколько я помню, дело происходит в больших залах, и между подсудимым и судьей всегда стоит бейлиф/пристав, в обязательном порядке. Так что все же разница есть. У нас, конечно, можно вызвать усиление в виде пристава, но не каждый же раз! А как тут угадаешь, на кого и когда это усиление понадобится?

Опять же, если клетка есть, то тех, кого привозят под конвоем, можно держать во время заседания без наручников. А в европах ваших, которые опасные, реально в зале в кандалах парятся. Так что это еще вопрос, где гуманнее!

Нет, правда, иногда такие рыла сидят на скамье, что думаешь: «Мама родная! А если ему что в башку взбредет?». А представьте, если судья еще и женщина?

Так что, вот ей богу, несмотря на все эти европейские традиции, я бы ввел за правило, на всякий случай, всех подсудимых – в клетку. Чтоб, когда «встать, суд идет» – они уже там, а наружу – когда суд удалился в совещательную. И, конечно, в клетке не только скамейка должна быть, но и стол, и освещение хорошее, и слышимость.

А насчет гуманизма: аквариумы, действительно, – запретить: в них так душно бывает, что мозги плавятся.

P.S.: Отмена клеток и аквариумов в залах – очередная популистская болтовня людей, совершенно оторванных от реальности. В 1996 году в Нальчике во время суда над бандой Малкандуева, не где-нибудь, а в здании Верховного суда КБР, в крепкой клетке, охраняемые не кем-нибудь, а взводом милицейского спецназа члены банды смогли освободиться, захватить в заложники сотрудницу суда, выбраться из здания, угнать припаркованную у суда машину ДПС, в которой был автомат, прорваться из города в родовое село одного из бандитов, где у них был схрон с оружием, захватить в селе еще заложников и дать бой внутренним войскам и силам МВД. Так что печи госпожи Матвиенко имеют своей целью только дешевый пиар гуманистического оттенка.

Судья из канала «Just the Judge»

закрыть...
Пара мыслей о 0,2% оправдательных приговоров

Относительно 0,2% оправдательных приговоров можно рассуждать бесконечно, и, скорее всего, с сожалением. Оправдывать попросту разучились. Оттого молодежь в судейской мантии даже и не пробует начинать.

Вынесенные мною оправдательные приговоры за последние 15 лет все до одного были отменены и направлены на новое рассмотрение.

Повторные оправдания при новом рассмотрении дел (в нашем же суде) также были отменены и направлены на новое рассмотрение в наш же суд.

«Рекордсмен» на моей памяти отменялся четыре раза, после чего подсудимый встал и походатайствовал о немедленном осуждении. Шел пятый или шестой год его судебной жизни. «Впаяли» штраф и отпустили с миром. Хотя никакого преступления человек не совершал. Таким образом «правосудие» свершилось по обоюдному согласию.

Некоторые, видимо, понимая общую картину, заведомо выбирают особый порядок. И не «потому что», а «для того, чтобы». Обоюдное согласие уже заочно.

Таким образом, понятие «процента оправдательных» становится атавизмом. Ненужной графой в статистической табличке.

Если мы исключаем уже саму мысль об исходе дела в виде оправдания, остается работа только по назначению наказаний. И это весьма ответственное и пока неконтролируемое «сверху» дело. Лишь бы это наказание было. Оттого мы видим, как организовавший килограммовый сбыт кокаина полицейский получает «трешку», а укравший велосипед дурачок (клиент этого же полицейского) – «пятерку».

Пристроившиеся к этой статистике «обслуживающие правосудие» (в общей территориальной массе) органы выдают абсолютно безумные составы. Но разбирать их не получается – особый порядок. Да и не хочется. Просто рулишь наказанием по совести. Применяешь весь «пакет смягчающих», не выходя из традиций заочного согласия. Конечно, в пределах санкций.

Изоляции от общества случаются, но редко. В основном по вине самих подсудимых.

В ряде случаев, особенно при усиленной санкции статьи обвинения (например, по делам с наркотиками), после «отправки» можешь пойти и напиться. Именно поэтому многие прячутся в совещательной сразу после оглашения. А далее идет процедура исполнения наказания. Она вроде бы и не твоя.

Но, понимая тот факт, что реально виновных, вроде Улюкаева или Чикатило, – один на миллион... становится как-то не по себе.

Канал судьи «Just the Judge»

закрыть...
Что такое миллиард и при чем здесь реновация

Возьмем, предположим, миллиард рублей.

Мне сложно представить такую Большую Кучу Денег, она вне моего бытового опыта.

Я, наверно, нищеброд.

Могу представить (и оценить) тысячу рублей. Сто тысяч – тоже могу. Миллион – да, вполне: я понимаю, что это за сумма и какова ее ценность. Десять миллионов – да, эта сумма сопоставима со стоимостью моей квартиры, я вижу реальный эквивалент и могу оценить эту сумму в реальной жизни. 500 миллионов. Ой, всё. Нет. Вокруг меня нет материальных ценностей, которые столько стоят (или могут стоить). То есть, они есть, но это уже не из моей жизни, не из моего опыта. Это из какого-то иного мира. И это какие-то не мои ценности.

Но иногда надо понять, насколько велика та или иная сумма. «Украли миллиард», «вложили 10 миллиардов», читаем в новостях. Много это? Мало? С чем сравнить? Это было очень длинное предисловие ради очень короткой истории, которая вот уже год меня не отпускает.

Год назад, в июне, до того, как появились законодательные акты о реновации, Сергей Собянин из городского бюджета «вынул» 96 млрд «на реновацию».

Нет никакого отчета по этим деньгам, они растаяли, оставив шлейфом плюс 96 млрд к дефициту города.

Так вот: много это или мало, в масштабах нашего огромного и дорогого города?

Надо с чем-то сравнить.

Пробежимся по официальному прайсу.

  • - Парк Зарядье: 14 млрд,
  • - Реконструкция Лужников к ЧМ: 26 млрд,
  • - Зенит-Арена (Питер, со всеми распилами): 43 млрд,
  • - МЦК (станции, инфраструктура, составы...): 100 млрд,
  • - Мост в Крым: 228 млрд,
  • - Москва-Сити (когда достроят): 900 млрд.

Итак, в июне из бюджета ушло денег на две «Распил-Арены» или на шесть парков Зарядье. Ну, или на еще одно МЦК. Или на 10% Сити (одна башенка, например, не самая высокая). Половина моста булькнулась в небытие.

Без какого-либо отчета.

Может, эти шесть зарядий где-то уже построены? Как бы узнать?

Мне, вот, интересно.

А депутатам Мосгордумы – не интересно, хотя кому еще интересоваться, как не им.

Канал «ТВСС Реновация»

закрыть...
О жертвах домашнего насилия, «переобувке» и последствиях

Уже не в первый раз меня спрашивают, как «замять» заявление в полицию, если передумал и пожалел. Я-то, конечно, знаю, что для успешного «замятия» не нужно вообще ничего, они сами зароются. Пиши, не пиши.

Но тем не менее. Я живу с мыслью, что правила игры существуют, и за все преступное воздастся по закону.

Автор вопроса в нашем любимом боте заходит издалека, интересуясь, сколько дают за угрозу убийством по ст. 119 УК РФ, сажают или нет.

Приходим к выводу, что в большинстве случаев – нет. Далее автор вопроса спрашивает, что делать, если заявление в полицию уже написано, а полицейский (негодяй такой) не отдает его, несмотря на некое примирение.

Далее следует картина преступления: бравый муж увлекался кухонным насилием.

«Рэмбо» лупил свою жену. Как правило, все это было как-то по-домашнему, тихо и обидно только для самой жертвы. В этот же раз избиение произошло на глазах сына, который и попытался заступиться за мать. В итоге «Рэмбо» хватает нож и расставляет его лезвием свои приоритеты, в очередной раз показывая, кто в доме хозяин.

Эмоции, слезы, сборы на улицу, 02, участковый, заявление... перспектива 119-й статьи.

Прошло три дня. И вот сын уже спрашивает у нас, как забрать заявление. Покаянный «Рэмбо», оказывается, хороший мужик...

Тут я мог бы расписать наш диалог по фразам, но в итоге решили, что забирать ничего не нужно, ведь каждый сам кузнец своего счастья, и «Рэмбо» здесь – не исключение. А мы, возможно, предупредим в перспективе убийство и его самого, и его матери – такое бывает куда чаще, чем надеются жертвы кухонных боксеров.

Вся эта история (повторяющаяся для меня в делах о насильственных преступлениях из раза в раз) толкнула к некому рационализаторскому предложению.

Мы захлебываемся в крайностях в виде бытовых убийств и тяжких телесных не потому, что прощаем по мелочи самостоятельно и осознанно, а потому, что у жертв просто нету выхода из той колбы, где нагнетается вся эта прелюдия к 111-й статье, вплоть до ч. 4, или 105-й статье.

И полицейский, получивший это заявление, кстати, тоже ничего толком поделать не может. Каким бы хорошим (или даже грозным для насильника) он ни был, он не может самого простого – разъединить жертву и преступника. Даже на несколько дней, не говоря уже о сроке, необходимом для дознания по этому делу или, тем паче, вынесения приговора.

Вынужденные после «бури» находиться в одной комнате/квартире, жертвы (женщины и дети) домашнего насилия и их обидчик, пытаясь сохранить худой мир, просто вынуждены смириться с этим. Ну а после – идти и забирать заявления. И что-то мне подсказывает, что в некоторых околотках таким явлениям откровенно рады.

А потом всплывают все эти новости о бездействии полиции и убийствах кухонными «Рэмбами».

Подумалось. На территории каждого поселения уж, наверное, будет какая-никакая гостиница, отельчик... Вот было бы здорово иметь между ними и теми же ГУВД субъектов соглашения об обеспечении проживания жертвам домашнего насилия, уж коль скоро мы никогда по УК РФ «домашних львов» не арестовываем? А деньги за проживание и лечение обидчик по приговору отработает.

Сколько бы жизней спасли? Если они нужны, конечно...

Канал «Just the Judge»

закрыть...
«Лайк»? «Репост»? Таких слов в УК РФ нет

Еще раз: не упирайтесь вы в эти «лайки» и «репосты». Таких слов в уголовном кодексе НЕТ.

Сажают не за «лайки» и «репосты», сажают за действия, создающие состав преступления в соответствии с диспозицией соответствующей статьи УК РФ.

На основании вступившего в законную силу приговора суда, вынесенного на основании поддержанного прокуратурой обвинительного заключения по расследовавшемуся под прокурорским надзором уголовному делу, возбужденному, зачастую, на основании оперативных материалов.

И нигде, ни на одном этапе нет этих «лайков» и «репостов», а есть, условно говоря, «умышленные действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды по отношению к такой-то группе людей».

«Лайки» и «репосты» появляются потом, в материалах СМИ, освещающих процесс.

И проблема не только и не столько в том, что, с одной стороны, малолетние дураки пытаются хоть как-то «пошатать трубу» режиму. Проблема заключается и в действиях правоохранителей, которые хотят «срубить» на этом лишнюю «палку».

Самое плохое заключается в том, что эти два мира практически не пересекаются между собой иначе, как в ситуациях силового взаимодействия.

И к чему это может привести – мы уже видели в прошлом нашей Родины, когда жандармы сажали на скамью подсудимых обвиняемого в терроризме, а публика видела, как судят невинного интеллигентного студента.

Идет спор двух систем ценностей, причем одна из них не сильно уважает ряд гражданских прав, а другая – хронически не верит в общественную опасность целой кучи уголовно наказуемых деяний, полагая, что соответствующие статьи придуманы исключительно для уничижения свободы и ради зарабатывания звездочек и орденов.

До тех пор, пока обе стороны не осознают необходимость компромисса по данным вопросам, любые меры не будут приводить к сколько-нибудь значимым положительным результатам.

Ведущий информационного канала «Мышь в овощном»

 

Есть и другие мнения на этот счет. Вот, например, что об этом пишут силовики.

Постараемся немного пролить свет по теме «лайков» и «репостов».

Начнем с того, что за поставленный «лайк» не было ни одного судебного процесса.

«Лайк» – это ни что иное, как проявление личной симпатии или антипатии к увиденному материалу (посту) в соцсетях. С помощью «лайка» пост не «расшаривается», а значит и нет его распространения.

Вот, например, репост и есть один из видов распространения информации, но он не создан пользователем. Это «расшареная» чужая информация, поэтому после нескольких судебных процессов принято решение наказывать непосредственно авторов материала, а не «репостнувших» его пользователей.

Опять же, надо учитывать разницу между уголовным и административным наказанием за публикации в интернет – она кроется в умысле.

К уголовной ответственности привлекаются наиболее агрессивные и радикально настроенные пользователи соцсетей, ибо такой «постинг» в интернете – это первый этап становления и радикализации личности.

После этого будут граффити, потом поджоги, избиения, убийства и теракты.

Так вот, все это лучше остановить на начальной стадии, то есть на стадии размещения радикальных постов с призывами в соцсетях, чем потом раскрывать убийства, поджоги или теракты.

Поверьте, проходили... И никакого компромиса тут быть не может, кроме исполнения закона.

Ведущий информационного канала «Силовики»

закрыть...